Хуан Рульфо — писатель, доказавший, что мексиканская литература — сказочно грустная

Хуан Рульфо — литературный гений XX века, завоевавший мировую славу будучи автором всего двух произведений  — «Равнина в огне» и «Педро Парамо». Обе работы стали художественным открытием не только в испаноязычной прозе, но и в мировой литературе,  и обе стали загадкой, хаотичным примером того какими способами можно говорить, и как это меняет суть сказанного.

Редакция Интересно знать собрала несколько фрагментов из работ Хуана Рульфо, которые доказывают, что мир мексиканского писателя — огромный литературный клад.

 

«Скажи, чтобы меня не убивали»

«И с той самой минуты он почувствовал зуд в желудке — так оно бывало всегда, когда смерть заглядывала ему в лицо. И в глазах у него стоит смертная тревога, а во рту сбегается слюна, горькая, пакостная, и он, сам того не замечая, все время сглатывает ее. И еще ноги. Они вдруг словно свинцом налились, а голова перестала держаться, упала на грудь, и сердце стучит в ребра, будто хочет выскочить. Нет, не верится ему, не верится, что его убьют…»

 

«Это от того, что мы очень бедны»

«Здесь все идет от плохого к худшему. На прошлой неделе умерла тетя Хасинта, после похорон стала чувствоваться пустота, начался ливень…»

«В ту ночь, когда он остался один»

«Это были последние слова, которые он услышал от них. Их последние слова. Но об этом он вспомнил только потом, на другой день. Их было трое. Они шли, внимательно глядя себе под ноги….»

 

«Разве вы не слышите лай собак»

«Отец шел, то и дело оступаясь, едва не падая. Удержавшись кое-как на ногах, он выпрямлялся, насколько мог, но через несколько шагов спотыкался снова. «

«Педро Парамо»

Никто не пришел проститься с матерью. Но так было даже лучше. Смерть ни с кем не поделишь, это ведь не наследство. А горе — плохая приманка для гостей.

«Педро Парамо»

Дышать было нечем. Я глотал тот же воздух, который только что выдохнул, а чтобы он не рассеивался, удерживал его руками у самого рта. Дыхание щекотало мне ладони. Но с каждым разом воздуха становилось все меньше, наконец последняя тоненькая струйка просочилась между моих пальцев и отлетела прочь

Главное произведение Рульфо —  «Педро Парамо» — было написано в «полужанре» мениппеи: две основных сюжетных линии, которые сходятся и расходятся то в реальном, то в загробном мире. В этой конструкции стерты границы между действительным и фанастическим, а герои романа после смерти вовсе не спускаются в преисподнюю, а продолжают существовать в своей родной деревушке Комала, и в этой «полужизни» они испытывают самые приземленные и обыденные реалии.

Это произведение Рульфо стало одним из тех, которое отражает абсолютно мексиканское видение мира. Оно несомненно будет любимо еще не одним поколением и научит своего читателя относиться к смерти с карнавально-гротескной нежностью.

 

 

Понравилось? Расскажи друзьям:

Похожее