Монополия была изобретена, чтобы продемонстрировать людям зло капитализма

«Покупайте землю – ведь её уже больше никто не производит», – как-то вскользь объявил Марк Твен. Это изречение вполне-таки может сослужить вам неплохую службу в «Монополии», в самой популярной в истории настольной игре.

Вот уже более двух столетий эта игра учит детей покупать недвижимость, вкладывать деньги в недвижимость (дома и отели) и требовать огромную арендную плату за привилегию случайно оказаться на их собственности.

Изобрела «Монополию»  Элизабет Мэги (род. 1866 г.), дочь антимонопольного политика. Элизабет смело выступала против общественных и политических норм того времени. И в особенности против капиталистической системы собственности. Она считала, что «равное право всех людей на пользование землей столь же ясно, как их равное право дышать воздухом, – это есть право, устанавливаемое самым фактом их существования» (идея взятая ею из книги «Прогресс и бедность» Генри Джорджема).

Эта мысль вдохновила Мэги на создание игры «Землевладелец», которая была запатентована в 1904 году. Внешним видом «Землевладелец» не сильно отличался от «Монополии»: это была доска, с нанесенными на ней улицами и различными объектами для продажи. Однако старая игра имела в себе ключевую особенность — в ней было два свода правил «Процветание» и «Монополист».

Элизабет Мэги  и ее игра «Землевладелец»

Согласно первому набору правил, каждый участник игры получал прибыль (из банка, то есть от государства) всякий раз, когда кто-то приобретал новую собственность. В игре побеждали (все!), так как даже тот игрок, который начинал с наименьшим количеством денег, быстро удваивал своё состояние.

А вот набор правил «Монополист», предполагал, что игроки будут получать прибыль, приобретая собственность и собирая арендную плату с тех, кому не повезло оказаться на ней. Победителем в этом случае мог быть только один игрок, и это тот, кому удастся обанкротить остальных. Звучит знакомо, не так ли?

Создавая «Землевладелеца» Элизабет Мэги хотела, чтобы игроки на себе испытали «практическую демонстрацию нынешней системы захвата земель со всеми вытекающими последствиями». Эта абсолютно точная копия сегодняшней действительности. Игра включила в себя все современные элементы успеха и неудачи, поместив в центр идею накопления богатства, то есть, к чему по сути стремится вся человеческая раса.

Игры быстро завоевала любовь: играли в нее все. Правда интеллектуалы левого толка стали изменять правилам, менять названия улиц, добавлять и «удалять» недвижимость. А в 1930-х годах безработный мужчина по имени Чарльз Дэрроу изменил несколько основных правил «Землевладелеца» и продал права на свою версию игры компании «Parker Brothers».

Чарльз Дэрроу. 1958 год

Как только всплыла (кстати, очень громко всплыла) правда о том, кому на самом деле принадлежат права на игру, компания поспешила выкупить патент Мэги. Как только все формальности были улажены, Parker Brothers» стал выпускать игру под названием «Монополия» и лишь с одной колодой правил: той, согласно которой победить может только дин игрок. А спустя пару лет компания официально объявила, что изобретение игры принадлежит Дэрроу, который благодаря этой сделке стал миллионером. Для истории это стало фабрикацией в стиле «из грязи в князи», которая, по иронии судьбы, ярко иллюстрировала скрытые ценности «Монополии»: погоню за богатством и уничтожение оппонентов.

Если бы Элизабет Мэги знала, на сколько влиятельной окажется современная переделанная версия её игры, она вероятно добровольно отказалась бы от ее создания. Почему? Да потому, что она призывает игроков прославлять ценности, абсолютно противоречащие цели, с которой изначально создавалась игра.

По материалам muz4in.net

Понравилось? Расскажи друзьям:

Похожее